Мышление мужчин

Тема в разделе "Все о мужчинах", создана пользователем Бальтозар, 10 сен 2007.

  1. Бальтозар

    Бальтозар LARGO

    Регистрация:
    03.03.2005
    Сообщения:
    17.160
    Репутация:
    0
    Cамое главное в человеке - мышление. Именно оно определяет жизненную стратегию и оно же отличает мужчин от женщин. Можно сказать, это единственное, но очень кардинальное отличие, порождающее буквально все наши проблемы. Типов мышления четыре – волевое, логическое, мистическое и реалистическое. Логики смотрят вперед, в будущее. Реалисты черпают силы в прошлом. Волевики в процессе соединения прошлого и будущего воедино. Мистики живут вне времени и решают вечные вопросы.

    Мышление мужчин едино, языковой, образный уровень соответствует самому типу мышления. В результате суммарное мышление мужчин носит активный творческий характер. Мышление женщин как бы раздвоено. Внешне оно выглядит, как и у мужчин того же знака, но по сути является заимствованным от другой тройки знаков. Выходит, мужчины устроены просто, а женщины – сложно, и из-за этого им так трудно понять друг друга. Попробуем хотя бы разобраться от кого что ждать и кто на что способен.

    ВОЛЯ - ЛОШАДЬ, СОБАКА, ТИГР
    Воля - самый сложный тип мышления. Втиснуть реальность в логическую схему, а потом на каркас этой схемы нарастить мясо реальности – задачка не для слабаков. Но Волевикам все это удается. В результате рождаются самые великие правители и мыслители, которые прокладывают для человечества магистрали, по которым оно пойдет вперед. Важнейшее свойство Воли - способность жить вопреки стадным инстинктам. Это в некотором смысле подвиг, который Волевые знаки делают совершенно беспафосным. Умея оказывать серьезное влияние на других, сами Волевики нажима не выносят ни в какой форме. Лучше и не пробовать, только убеждение, только доброе мур-мур. Можно подумать, перед нами супермены, не знающие страхов и сомнений. На самом деле платой за силу воли являются жестокие приступы страха. Страх является постоянным фоном всей жизни волевиков. Оборотной стороной воли является неуправляемая влюбчивость. Жаркое сердце может сильно подвести волевого человека.

    Лошади – прирожденные политики. Хронически сопротивляются чужим идеям, на них бесполезно давить, оказывать влияние. Никакой авторитет, никакие соображения выгоды и целесообразности, угрозы или нежные уговоры не в состоянии заставить Лошадь изменить свое мнение, только существенные доводы. В быту просто с ума можно сойти, придумывая, как сподвигнуть Лошадь на то, что вы от нее хотите. Зато правители они грандиозные. Август Октавиан, римский император, создал совершенно новую модель государственного устройства, продержавшуюся 400 лет. Карл Великий, король Франков, вдвое расширил свою державу и создал империю размерами с территорию нынешних Франции, Германии, Италии. Византийскому императору Василию II Болгаробойцу время досталось смутное, полное мятежей и войн, но везде его начинания были успешны.

    Современные Лошади из того же «табуна». В Европе - Гельмут Коль. В США - Франклин Рузвельт. Если отбросить эмоции, трудно кого-то сравнить с Ульяновым-Лениным. Создал партию нового типа, рядовые члены которой становились гениальными полководцами и финансистами, свалил дом Романовых, простоявший 300 лет, и образовал державу, выигрывавшую любые войны. За ним последовали Никита Хрущев и Леонид Брежнев. В брежневском Политбюро Лошадей было невероятно много - Кириленко, Шелепин, Щербицкий, Машеров. Многие Лошади 1954 года рождения сделали политическую карьеру - Сергей Станкевич, Владимир Платонов, Владимир Рыжков, Виктор Ющенко, Александр Квасьневский, Александр Лукашенко. В сфере финансов совершенно выдающиеся личности - Дьердь Шварц, которого мы знаем как Джорджа Сороса, и Уоррен Баффет.

    Собаки – лучшие идеологи. Они тоже имели сильных правителей. Септимий Север, Юстиниан I Великий, Улугбек, Эдуард IV, Уинстон Черчилль, Билл Клинтон. Такие мыслители, как Конфуций и Будда, во многом определили облик человечества. Служилой Собаке более всего подходит адмиральский мундир. На море, где невозможно просчитать все до мелочей, очень кстати ее смелость, стойкость, фатализм, а главное воля. Яркий пример - адмирал Павел Нахимов, герой обороны Севастополя и Синопского сражения, в котором он разгромил турецкий флот. Лучшего мореходца, чем адмирал Фаддей Беллинсгаузен, пожалуй и не было. Адмирал Фридрих Канарис - шеф надводного, подводного, воздушного и разведывательного флота. Адмирал Александр Колчак на воде чувствовал себя намного лучше, чем на суше. Другой стороной воли является новаторство. Не подвержены старению Лермонтов, Салтыков-Щедрин, Грибоедов, Александр Дюма или Стивенсон.

    Тигры - лучшие организаторы благодаря своему стратегическому мышлению и гипнотическому воздействию на людей. Тигр проверяет свои идеи сразу по двум параметрам: они должны быть логичны и реалистичны. Ждать от него быстрых решений не стоит, Тигр - тугодум. Но зато в его решениях просчитаны все варианты и последствия. В сытые и спокойные времена Тигров особо не видно, обычно они незаменимы при кризисе, чтобы увести от края пропасти, где каждый шаг имеет особую цену, а потому мгновенно зарабатывают бешеный авторитет. Во Франции это Людовик ХIV и тут же Людовик XV, кардинал Мазарини, Робеспьер, Шарль де Голль. В России князь Дмитрий Донской, Дмитрий Пожарский, царь Иван Грозный, император Александр II и генсек Юрий Андропов. А еще были любимы Карл Маркс и Фидель Кастро. Англичане – король Вильгельм Оранский, сначала спасший от испанцев Нидерланды, а потом вытянувший из раздрая доставшуюся от жены Англию, адмирал Нельсон. Америка редко прибегает к талантам Тигра - разве что президент Эйзенхауэр. Знамениты балетмейстеры Мариус Петипа, Морис Бежар и Юрий Григорович. А еще Тигры – это эпохальные голоса: Левитан, Высоцкий, Цой... И великие гипнотизеры - Месмер, Леви. Тигриная Воля - не догматизм, не слепая вера в свою правоту, а способность увидеть ошибку и исправить ее. Но не переоценивайте в быту их волю, она не срабатывает по каждому пустяку. Не заставляйте Тигров решать мелкие бытовые проблемы.

    ЛОГИКА - БЫК, ЗМЕЯ, ПЕТУХ
    Логики выстраивают свою жизнь согласно жестким правилам. В быту это качество бесполезное. Логики убеждены в схематичности мира, подвластности его формальным законам, они чувствуют себя уютно только в будущем - там всегда голая схема, лишенная конкретики. Обращаясь в прошлое, Логики путаются, т.к. прошлое реально и не лезет в голые схемы. С настоящим они тоже не дружат, ведь действительность никак не желает строиться стройными рядами. Логики хороши в архитектуре, юриспруденции, мультипликации, военном деле. Как военные они самые лучшие в строительстве армии, новой военной теории и боевых победах. В мире более известны Быки: Александр Македонский, Наполеон, Богарне, Ней, Сульт, Веллингтон. В России на первом месте Петухи: Суворов, Ермолов, Багратион, Фрунзе, Конев, Баграмян, Мерецков; далее Змеи: Румянцев, Тухачевский, Барклай-де-Толли- и Быки: Меншиков, Кутузов. Даже в мирных делах эти знаки остаются боевыми, чем бы они не занимались. Боевая, логическая идеология - это идеология вечного обновления. У логиков-мужчин море комплексов неполноценности и связанной с ними невозможности адекватно оценить себя. Поэтому для них важны погоны, лампасы, лауреатские значки, громкие звания - все, что так безразлично знающим себе цену волевикам. В сфере чувств Логики дилетанты, иногда кажутся роботами или монстрами, которым чужды обычные человеческие чувства.

    У Быка мышление слегка сдвинуто в сторону Воли. Это означает чуть большее стремление к власти. Бесспорен пример величайших полководцев и завоевателей Александра Македонского, Наполеона. Войны Наполеона, кстати, велись тоже с Быками – Кутузовым и Веллингтоном. Быки - сильные полководцы, изумительные архитекторы, необычайно яркие живописцы, но в целом они всегда предпочтут нечто среднее, надежное, упорядоченное и выстроенное, как на плацу. В бычиной литературе очевиден сказочный и фантастический крен. Андерсен, Редьярд Киплинг, Эдуард Успенский, Сергей Михалков, баснописец Иван Крылов. На современный лад сказки пишут Гарри Гарисон, Роджер Желязны и Аркадий Стругацкий. В живописи прославились Серов, Куинджи, Огюст Ренуар, Боттичелли, Винсент Ван-Гог, Рубенс, Айвазовский и Боровиковский. Среди композиторов Гендель и Иоганн Себастьян Бах, Рубинштейн, Ян Сибелиус, Бенджамин Бриттен и Владимир Шаинский. Если у Быка нет места, куда приложить свою логику и властность, то это – домашний деспот. Если же Бык достаточно реализовал свои способности на работе или в творчестве, то в жизни он может смягчиться и не тиранить всех вокруг своей железной логикой, иногда попахивающей казармой.

    У Змеи Логика - прислужница других качеств: душевной чувствительности, взрывного темперамента, глубокой эстетской изощренности и ядовито-язвительного отношения к людям. Змее нельзя заниматься политикой. Политическая добросовестность забирает у нее слишком много сил, ничего не давая взамен. Бесславно закончилась карьера политика Александра Керенского. Показательна судьба двух американских президентов - Авраама Линкольна и Джона Кеннеди, жизнь которых остановила пуля. Та же судьба у Мохандеса Ганди, Мартина Лютера Кинга. А ведь был еще и Юлий Цезарь. Блеск его начала связан с военными успехами, а вот политика закончилась кинжалом в спину. Так что лучше сразу надеть погоны. Военное дело идеально для такого быстро думающего знака, как Змея. Гениальными полководцами были Петр Румянцев-Задунайский, Михаил Барклай-де-Толли, Михаил Тухачевский, Вальтер фон Браухич, Максимилиан фон Вейхс, Эвальд фон Клейст. Итальянец Джулио Дуэ и немец Альфред фон Шлифен - крупнейшие теоретики. К Змее также благосклонны архитектура, журналистика, анимация, научная фантастика. Вспомним самого знаменитого - Артура Кларка. Сидит себе в Шри-Ланка и пишет одиссею за одиссеей.

    Петух – чистый Логик. Никакой Воли, никакого эстетства. Одни голые схемы. В системе власти Петухи теряются, ведут себя неадекватно. Зато они истинные гении военного искусства и новаторства. А вот и примеры. Александр Суворов не проиграл ни одного сражения. Воевал с 18 лет до 70-ти. Величайший военный теоретик и практик. Михаил Фрунзе ни в чем не уступил Суворову, только жил меньше. Другой военный гений - Багратион. Генерал Ермолов был великим строителем армии. Среди полководцев-победителей Второй Мировой войны Конев, Мерецков, Баграмян, Соколовский. Среди фантастов две абсолютно титанические фигуры - Станислав Лем и Борис Стругацкий. Именно они разработали жанр логически безупречной фантастики. Петухи в жизни часто не стыкуются с реальностью. Отсюда комплексы неполноценности, невозможность реально оценить свои силы. По идее, им нужна женская опека, причем совершенно бескорыстная, жертвенная. На признательность Петуха расчитывать бесполезно.

    МИСТИКА - КРЫСА, ОБЕЗЬЯНА, ДРАКОН
    Мистическое мышление, если верить нейропсихологам, вовсе лишено головы, поскольку не работает ни левое полушарие логического мышления, ни правое - интуитивного. Не верят мистики ни в логическое схематизирование, ни в здравый смысл, а только в бесконечное повторение опыта. Каждый раз они все начинают с нуля, проверяют истины, проверенные многократно. В них уживаются сверхреализм эмпирика и сюрреализм мистика. Они признают только вечные проблемы, не делая разницы между прошлым, настоящим и будущим. Большие проблемы у мистиков с причинно-следственной связью, они с трудом различают последовательность в цепи событий. Добро и зло, жизнь и смерть, любовь и ненависть - вот вопросы, волнующие мистических мыслителей. В жизни мистики - весьма странные люди со сдвинутым понятием нормы, именно они стоят у истоков сюрреализма и театра абсурда. Что для других бред - реальность мистиков. А вот в любви они истинные профессионалы и понимают больше остальных знаков. Обезьяна - это гимн разнообразию и материализация всех любовных фантазий, Дракон специалист по выпестованию идеальных женщин, Крыса создает идеальные примеры любви. Воля у мистиков сильна, но не осмысленна, часто напоминает манию. Крыса стремится к воде, Обезьяна - в тропики, а Дракон - в небо.

    Дракон - это полное отсутствие логики, интуиции, системы и здравого смысла. Часть Драконов впадает в откровенный мистицизм, галлюцинирует, витает в заоблачных высях. Другая часть считает себя людьми чрезвычайно земными. На деле они тоже мистики, но с противоположным знаком. Как пример, Сальвадор Дали создает сюрреализм - сверхреализм, Максим Горький - соцреализм - тупое эмпирическое описательство. Как промежуточный вариант - Зигмунд Фрейд с его сновидческими теориями. Большинство Драконов в литературе откровенно порывает с реальностью, полагая, как А. Грин, что "лучше жить неуловимыми снами, чем дрянью и мусором каждого дня". Оборотная сторона мистического мышления - романтизация воли. Отсюда попытки возвеличивания воли: "Воля к власти" Ницше или "Как закалялась сталь" Островского. Философ Кант силу воли считал верховным правителем тела. Велик список Драконов-утопистов. Кампанелла придумал "Город солнца" в начале 17 века. Далее Сен-Симон и Гракх Бабеф, Шарль Фурье. Идеи все те же - уничтожение семьи, частной собственности и государства. Ну и знаменитый утопист-практик Че Гевара.

    Крысы – замечательные экспериментаторы, им все надо пощупать, понюхать, перепроверить. Крыса - мелочный аккуратист, экспериментатор в науке и одновременно человек не от мира сего. Свобода "крысиной" мысли безгранична, мышление склоняется к абсурду, для них это норма. С мистическим мышлением связана уникальная емкость крысиного мозга. Они в состоянии удерживать в голове море информации, ставить рядом несопоставимое, сводить воедино несоединимое. Это важно знать всем, кто имеет дело с Крысами. Крысы более других смогли приблизиться к тайнам любви. Первейший из них Шекспир, его драматургия - "энциклопедия любви". Второй - Лев Толстой - величайший проповедник любви. Крысы видят мир хаотичным, абсурдным: Лобачевский создает нелинейную геометрию, Александр Фридман открывает нестационарную Вселенную, архитектор Антонио Гауди строит Саграда Фамилия, которая похожа на дворец из песка, возведенный до ближайшей большой волны. Во власти Крысы берут не количеством, а качеством. Петр Великий - первый российский император, османский султан Мехмед II, взявший Константинополь, величайший завоеватель мира Тимур, первый президент США Дж. Вашингтон, первый послевоенный канцлер Аденауэр, мэр Москвы Юрий Лужков. Явно прослеживается линия Крыса-город. Среди финансистов - Бодо Шефер. В спорте если появляются Крысы-звезды, то совершенно фантастического масштаба. В хоккее Валерий Харламов, в футболе Марадонна, в шахматах Капабланка и Михаил Таль.

    Обезьяны - очень конкретные мужчины. Все умеют, все понимают, готовы во всем разобраться подробно и досконально. В отместку нейропсихологам, считающим Мистиков безголовыми, у Обезьян огромные успехи в точных науках. Правда наука у Обезьян связана с мистическими системами - цепными реакциями, горением и прочими неформализуемыми процессами. Нобелевский лауреат Николай Семенов создал теорию цепных реакций, Лев Ландау - теорию сверхпроводимости, теорию колебаний электронной плазмы. Алексей Исаев и Валентин Глушко создали ракетные двигатели, на которых человечество вырвалось в космос. В экономике, не поддающейся волевому или реалистическому учету, у руля экономических реформ всегда какая-нибудь Обезьяна: Егор Гайдар, Аркадий Вольский, Бендукидзе. Энциклопедия «обезьяньей» любви - Антон Чехов и де Сад. Англия выдвинула титанические фигуры - Чарльз Диккенс и Джордж Байрон. Есть среди Обезьян и сюрреалисты - Андрэ Бретон и Тристан Тцара.

    РЕАЛИЗМ - КОТ, КАБАН, КОЗА
    Реалисты доверяют опыту, их интуиция – это хорошее знание реальности. Они очень чувствительные, эмоциональные, понимают толк в красоте. Апофеоз реализма - завершительство. Своих идей у завершителей нет, но чужие они доводят до совершенства. После завершителя прекращается развитие - с вершины путь только вниз. Не пойдешь дальше Пушкина и Сервантеса, не напишешь романа выше по уровню "Мастера и Маргариты" Булгакова, не обобщишь мировую культуру мощнее Набокова и Борхеса. В тупике современные шахматы, где власть Коз - Фишер и Корчной - сменилась властью Котов - Карпов, Каспаров, Крамник. Завершитель - это переработчик культурных достижений, конечное звено в творческом процессе. Они любят все довести до конца, в любом деле поставить точку. Их фирменное дело - сыск, основанный, как известно, на сходстве обстоятельств, финансы, и все то, где требуется тонкий вкус и понимание красоты - дизайн, мода, редактирование. Самих реалистов тоже можно назвать "красавчиками". Марсель Пруст, Сергей Есенин, Сергей Вавилов, Михаил Булгаков, Осип Мандельштам - все они были красивы особенной, умиротворяющей красотой, без избыточной мужественности, с долей позирования. Рональд Рейган - голливудский Адонис - позировал скульпторам как образец античного сложения. При этом реалисты не слишком созданы для любви. Быстро загораются и быстро остывают, эгоистичны. Обладают обширной эрудицией и феноменальной памятью. Все помнят, все знают.

    Кот ловок, элегантен, благороден, несуетлив, с легкой меланхолией во взоре. Ему нет цены, разве что он сам себе цену назначит: в вопросе ценообразования Коты - большие доки. Мир кажется ему завершенным, изменения - незначительными, человек - по части психологии, совершенно неизменным. Кот, великий глобалист, стремится к объединению всего со всем. Своих идей у него нет, и творчество полностью выстроено на разных заимствованиях. Вересаев, Лесков, Джордж Оруэлл, Вашингтон Ирвинг, Михаил Булгаков, заимствуя чужие идеи и сюжеты, значительно подняли уровень литературы. Кот - знак боевитый, буквально рвется в бой. Но в мировой истории он более прославился авантюрностью, партизанщиной и полководческой безграмотностью. Речь о Сталине, Троцком, Маннергейме, разных предводителях повстанцев - Боливаре, Гарибальди. Сыщики-Коты великолепны, по темпераменту и типу мышления они созданы для сыска - наблюдательность, интуиция, великолепная память. И эти же качества делают сложной совместную жизнь с ними.

    Кабаны не доверяют собственным идеям, предпочитая опробованные другими. Высокая эрудиция - вот условие их успехов. Одним из величайших эрудитов был Борхес - знал и активно перерабатывал практически всю мировую литературу: получалось коротко, умно и красиво. Главное дело Кабана - суммирование накопленных знаний, их переоценка, систематизация. Кабану трудно стать крупным политиком, полководцем или писателем-фантастом – подводит, как ни пародоксально, слишком хорошая память. Они держат в голове так много информации, что не в состоянии выработать центральную идею, утопая в мелочах. Зато стать сыщиком или финансистом – самое то. Еще одно проявление кабаньего реализма - способность проникать в психологию человека. Калиостро или Мессинг, Карл Юнг, Рон Хаббард - создатель сайентологии – все они непревзойденные мастера практического психоанализа. В кабаньей литературе все герои абсолютно реальны, без схем и лозунгов, будь то фантастика Стивена Кинга или реалистика Хемингуэя. Вместе с тем, у Кабанов много патологических отклонений, не даром в списках сексуальных маньяков этот знак твердо стоит на первом месте. В любви Кабаны в первую очередь ищут удобства.

    Козы чрезвычайно красивы особой, тонкой, почти женской красотой. Например, Филипп Киркоров, Владимир Кузьмин, Игорь Наджиев, Рудольфо Валентино, Брюс Уиллис. Красота Коз - это отражение внутреннего покоя, гармонии, она разглаживает черты, делает ровной походку, статной фигуру. Красота и гармония неразрывны со стилистическим совершенством. Все, что делает Коза, красиво и стильно. Вершина совершенства - поэзия и проза Пушкина, "Дон Кихот" Сервантеса, литературный модерн Пруста, эпопеи Бальзака, изыски Джонатана Свифта, безупречная проза Франца Кафки и Саши Соколова. Стилистические эксперименты не мешают главному - психологической достоверности. В военном деле Коза была хороша в кавалерии - Матвей Платов, Семен Буденый. Большая политика Коз почти всегда провальна. Так было с Муссолини, Лавалем, Эбертом, Гинденбургом, Горбачевым, Ельциным. Если речь идет о деньгах, тут у Коз почти нет конкурентов, тут они большие мастера. Нет, они не примитивные жадины. Но деньги для них - не повод для шуток. Есть даже писатель, хорошо понимавший финансовую сферу - Теодор Драйзер, автор "Финансиста". Или Александр Островский. Сотню пьес написал об одном и том же. Хорошие только те, кто умеют деньги зарабатывать, приумножать и очень бережно расходовать. Любовь, дружба, благородство, преданность - все деньгами промерено. А подлец и сволочь - непременно транжира. Такова козья мораль. В любви Коза славится не только своими взбрыками, но и этой вот экономической деспотией.
    Автор: Александра Вернер
  2. leopold

    leopold Новичок

    Регистрация:
    27.10.2006
    Сообщения:
    297
    Репутация:
    0
    Интересно было почитать. Не совсем согласен, хотя и сходства много. Но весь мир не разделишь по 12 признакам.
  3. Tirael

    Tirael потерянный ветер

    Регистрация:
    13.05.2007
    Сообщения:
    1.282
    Репутация:
    0
    увидел тему подумал наши женщины наконец-то решили признать что у мужиков есть некий имитатор мозга,ан нет Борька народ будоражит =(
  4. ЗамеЧательная

    ЗамеЧательная Пленница чувств )))

    Регистрация:
    01.03.2006
    Сообщения:
    2.508
    Репутация:
    1
    Снегоход, сцуко опасный!
    Серега Кобах
    Блин, и че мне дома не сиделось? Есть же нормальная техника для перемещения по тайге, вездеходы там, вертолеты. Комфортно и безопасно. Но нет же, встряло шило в задницу и напросился на охоту на Буране. Буран – это такой снегоход в движении визжащий так, что кажется что ты оседлал раненого кабана.

    Раннее северное утро. На улице не ветерка. Морозец в минус тридцать никак не сказывается на приподнятом настроении. Мы с другом выезжаем их поселка и держим курс куда то за сопку. Из одежды на мне немерянных размеров шуба, видно скроенная из цельных шкур трех-четырех медведей, шапка с ушами висящими почти до колен и валенок размеров на пять больше моей ноги. В валенках притаились три пары шерстяных носков и чуни. Чуни, это такие меховые носки, сшитые из какого то животного, мехом во внутрь.

    И вот Буран визжит, я прячусь за спину рулевого. А, надо сказать, что подобную технику до этого я видел только на картинке, а уж как управлять ею и понятия не имел. А оооочень хотелось…

    Остановившись на кромке леса, друг провел небольшую лекцию по техники безопасности. Значит так – молвил он тоном занудного профессора – при поворотах я наклоняюсь в сторону, противоположную повороту, ты наклоняешься со мной. Понял? Понял. Лекция закончилась. То, что он упустил кое какие нюансы я узнал немного позже.

    Прыгнули на сиденье, он нажал на гашетку. Разорвав морозную тишину пополам, Буран завизжал и рванул в дебри тайги.

    Закладывая виражи и объезжая деревья я в соответствии с полученной инструкцией наклонялся то вправо, то влево. Вправо-влево, вправо-влево. Непонятно, почему наш путь проходил не по прямой, и спустя час я уже раскачивался так, будто мне в задницу вставили пружину от Жигулей.

    Скорость все нарастала. На поворотах деревья проносились буквально в пяти сантиметрах от моей головы.

    Иэээх! – донесся до меня залихватский вопль рулевого. Я даже не насторожился. А зря.

    Это самое «Иэээх!» оказывается означало, что друг заметил красивый и крутой вираж.

    Эх, был бы ум, я бы спрыгнул с Бурана еще в поселке. Но ума не было. Дома оставил.

    Сидя сзади, поставив ноги на подножки и растопырив их в шестую позицию, я наслаждался полетом по тайге.

    Вираж приближался, но я об этом и не подозревал.

    Вдруг чую, Буран начал наклоняться. Я профессионально начал отклоняться в противоположную сторону. Буран наклонился сильнее. Я тоже.

    Эй! – заорал я рулевому – скорость сбавь! Чоооо?! – донеслось до меня, и в эту минуту на самом изломе поворота носок моего валенка зацепился за корягу.

    Чоооо!? – перепросил друг еще не видя, что я винтом ухожу в небо. Семирному тулупу, исполненному мной посреди тайги позавидовала бы и Ирка Роднина. В ушах свистел ветер, но я отчетливо слышал где то рядом оценки выставляемые жюри. Шесть-шесть. Шесть-шесть. Шесть-шесть. Ниже оценок не было.

    Исполнив номер в воздухе я пи$%#ля хребтом на снег и продолжил вращение на нем. Нижний брейк-данс в шубе и на снегу на многие километры распугал оленей и горностаев.

    Наконец коряга, торчавшая из снега остановила вращение неудержимого балеруна.
    Звенящая тишина придавила уши. Сняв шапку я услышал отдаленное стрекотание Бурана скрывшегося за сопкой. Друг, увлеченный прохождением виражей пропустил зрелище крутящегося в лесу мальчика.

    Ауууу – жалобно заскулил я. На мой писк из под снега показался бурундук но увидя мои выпученные глаза и поняв, что это совсем не самка бурундучиха звала его поспариваться от страха навалил огромную кучу и пропищав что то типа «во пля, наипали!» со скоростью ракеты взмыл на ближайшее дерево.

    Через десять минут подъехал Буран.

    А я такой еду, чувствую, легко ехать что то стало! – делился впечатлениями друг – оборачиваюсь, тебя нету! Ну думаю, пописать сошел.

    Сволачь – откомментировал я его эмоции. Поехали. Но без вот таких виражей, б!
    И мы поехали.

    Видно почуяв, что за виражи я могу его сзади и нахлобучить, друг старался резко не поворачивать. Но скорость держал недеццкую, и продолжал ее наращивать.
    Наконец то вправо-влево нагибаться не приходилось, но пришла новая проблема. Мы ехали по льду реки заметенному снегом. Снег был не совсем ровный, поскольку ветра создали что то типа стиральной доски. Только волны пореже и побольше.
    Прыг-прыг. Прыг-прыг. Эй, сайгак хренов!- -заорал я рулевому. Потише давай!
    Чоооо!? – перепросил друг нажимая на газ.

    Т-т-твою-ю-ю м-м-мат-тть!!, помед-д-дленней д-д-дава-а-ай! – чувствуя себя королем заИк заорал я.

    Аааа! – понимающе закивал рулевой и добавил еще газку.

    Не, вы не подумайте. Я совсем не боялся. Страшно совсем не было. А что штаны намокли, так это от пота.

    Ишак. Это последнее что я успел сказать до того, как буран взлетел на очередной трамплин.

    Теряя варежки и шапку я взлетел над тайгой наблюдая как друг радостно кивая и не поворачивая головы обещает мне быстро не ехать.

    Плиаааааать!!! – от моего вопля сохатый уронил рога и знакомый бурундук пи#$%ся с дерева.

    Подо мной сверкала зимним убранством тайга, искрился снег на льду реки, Буран скрывался из виду.

    Свист ветра в ушах показал мне, что я достиг предельной высоты и теперь пора бы вниз. Свист ветра усилился и закон всемирного тяготения сработал как надо.
    Иопнувшись на брюхо и раскидав руки-ноги в разные стороны я призадумался. Что то не перла мне нынче охота.

    Лежа в позе морской звезды со всей дури грохнувшейся на лед я пытался вытащить из спрессованного снега зубы, которыми застрял там при падении. Вытащить их получилось с третьей попытки, причем вместе с приличным куском льда.
    Частично прожевав а частично выплюнув снежно-ледяную массу я привычно уселся ожидать, когда водила заметит что остался один.

    Через двадцать минут друг вернулся опять взахлеб рассказывая как неожиданно обнаружил свое одиночество.

    Выслушав его и посочувствовав я кряхтя забрался на место и закогтился как только мог.

    Еще одного прыжка к небу я бы не выдержал.

    End
    27 Января 2006